В другой комнате я показывал Павлу Вар-
фоломеевичу Кузнецову свои абстрактные
картины, спрашивая советов великого масте-
ра, вызывая неудовольствие отца, который
хотел, конечно, чтобы я стал продолжателем
его стиля. Он даже просил - в противовес вли-
янию Кузнецова, - чтобы Корин посмотрел
мои работы и по возможности оказал на меня
влияние. Я несколько раз специально встре-
чался с Павлом Дмитриевичем в Музее изо-
бразительных искусств имени Пушкина, где
в то время работал на практике вместе с дру-
гими студентами ВГИКа. Корин объяснял
мне суть академического рисунка, как нужно
ощущать невидимую часть фигуры, как нуж-
но строить линию, за что я благодарен ему
по сей день.
Но меня влекло другое искусство. Я пока-
зывал свои работы и мастерам других школ:
Альтману и Тышлеру. К тому же в то время в
Сокольниках открылась выставка запрещен-
ного прежде искусства. Это была французская
выставка. Пикассо, Брак, Леже, а также Сю-
ляж, Биссиер, Сенжье, Бертоль и Базен - стали
на это время моими путеводными звездами.
Meantime in the next roоm I showed my
abstract pictures to Pavel Varfolomeevich
Kuznetsov, asking the great master for advice,
awaking my father's discontent. Of course, he
wanted to bесоmе а continuer of his style.
Being against the Kuznetsov influence father
even asked Korin to see my works and, possibIy,
to exert his influence upon mе. Several times I
purposely had meetings with Pavel Dmitrievich
at the Pushkin's Museum of Fine Arts where I
worked those days, it was а part of my student
courses at the All-Union State Cinematography
Institute. Korin explained to the essence of
the academic painting, how I should see the
invisibIe parts of figure and build а line. I still feel
very grateful to him.
But I was called to а different art. I showed
my work to the masters of other schools: Altman
and Tishler. Ву that time ап exhibition of art
(that was previously banned) was opened in the
Sokolniky district. It was а French exhibition.
There were works bу Picasso, Braque, Leger, as
well as Pierre Soulages, Bissiere, Singier, Bertold
and Bazaine. They bесаmе my stars for that
time. The conflict grew at my parents' home and

6